интервью

Озвучка аудиокниг: интервью с чтецом —
Игорь Гмыза

Игорь Гмыза — работал диктором Всесоюзного радио, радио «Маяк», ведущим авторского ток-шоу на «Радио России», вел программу «Время», преподавал в школе телевидения
«Останкино ТВ» и на факультете телевидения МГУ им. М.В. Ломоносова.
56 озвученных книг на ЛитРес.
Игорь Гмыза
С чего у вас начинается работа над аудиокнигой?
— Я начинаю работать над книгой с вещей довольно прагматичных и не совсем творческих.

Во-первых, я определяю объем предстоящей работы, приблизительный хронометраж книги и высчитываю, сколько времени уйдет на запись. Для чего это делать? Ну, одно дело, когда вы записываете аудиокнигу в качестве своего хобби, и у вас нет никаких обязательств, и вы можете записывать полгода, год – никто вам слова не скажет.

Если вы делаете это профессионально и есть обязательство, перед издательством например, это всегда определенные сроки. Это всегда даты выходов релизов и так далее.

Потому всегда нужно понимать, сколько времени вы потратите на запись той или иной книги, особенно если вам приходится писать несколько книг параллельно – такое тоже случается. У меня были случаи, когда я три книги параллельно записывал. Поэтому всегда нужно четко понимать, когда вы можете начать, закончить книгу, где возможно прерваться, чтобы доделать другой проект, и так далее.

Затем я занимаюсь тем, что создаю всевозможные шаблоны. Если требуется музыкальное оформление книги, то подбираю музыку, чтобы максимально автоматизировать процесс создания книги, наложение музыки. Допустим, в начале, в конце главы, как это часто делается.

С такой, не совсем творческой деятельности для меня начинается работа над аудиокнигой.
Игорь Гмыза читает рассказ Достоевского «Мальчик у Христа на елке»
Источник аудиозаписи: russkiymir.ru
Настраиваетесь ли вы перед записью?
— Безусловно, перед записью необходимо привести себя в некое рабочее состояние. Во-первых, сделать какие-то вещи, которые позволят вашему голосу звучать. Необходимо и провести артикуляционную гимнастику, и разогреть голосовые связки, чтобы избавиться от хрипоты, сипоты. У меня иногда такое бывает: утренний голосок, слегка надтреснутый, с хрипотцой – я стараюсь от всего этого избавиться, вот. Плюс необходимо настроиться и внутренне, и психологически на нормальный рабочий лад. Потому что если какие-то мысли посторонние или болит голова, подводит живот или давят ботинки, в которых вы сидите, вряд ли вы сможете работать плодотворно.

Количество ошибок при записи заметно увеличивается, и все это в результате влияет на итог работы и на продолжительность работы. Поэтому, да, безусловно, необходимо настроиться, привести себя в рабочее состояние и только после этого включать микрофон.
Читаете ли книгу заранее?
Я не хочу себя лишать удовольствия вместе со слушателями постигнуть сюжет или фабулу книги.
— Нет, как правило, я заранее книгу не читаю. Я не хочу себя лишать удовольствия вместе со слушателями постигнуть сюжет или фабулу книги. Даже если речь идет о книгах нон-фикшн, мне самому интересно – интересен сам процесс чтения этой книги.

У меня достаточно давно выработался навык чтения с листа.

Мне достаточно просмотреть две-три страницы книги, которую предстоит записать, чтобы понять, что это за жанр, в каком ключе она записана, что за слог у автора, и дальше я уже читаю книгу с листа.
Есть ли у вас своя система разметки книги?
— Нет, я никак не размечаю книгу, у меня нет никаких специальных знаков или каких-то приспособлений, выделений цветом и так далее. Я в этом не вижу смысла. Потому никакого воздействия на текст я не произвожу.
Как вы придумываете голоса персонажам книги?
— Я считаю, что у автора уже все написано. И если внимательно читать, что написал автор, то можно найти все речевые характеристики персонажа. Если заяц взвизгнул, мы понимаем, что низким регистром мы уже эту фразу говорить не будем.

Есть два направления, по которым идут озвучальщики аудиокниг. Одно направление больше сродни закадровому озвучанию, когда чтецы стараются придумать речевую характеристику, вплоть до тембра речевых характерных особенностей и так далее, то есть изобразить персонаж. Как бы они это сделали при озвучивании мультфильма например.

И по этому пути идут многие западные коллеги. Даже мастер-классы дают, как они придумывают голоса персонажам.

Я придерживаюсь той точки зрения, что книга, не важно, в печатном варианте или в аудиоварианте, должна все-таки будить фантазию слушателя или читателя. Поэтому, когда я записываю какие-то диалоги, которые присутствуют в книге, ищу речевую окраску для персонажей. Но не стараюсь становиться этим персонажем, скорее намекаю, как если бы мы читали бы книжку ребенку на ночь, сказку. И вот у нас бы были там зайчик и мишка, понятно, что они разговаривают по-разному, но это не значит, что мы должны рычать, как медведь, или говорить высоким голосом, как заяц, скорее это должен быть намек.
На ваш взгляд, какие самые важные умения и навыки есть у хорошего чтеца?
— С моей точки зрения, хороший чтец – это человек, который способен донести авторскую мысль до слушателя и при этом не исказить ее. Для того чтобы донести эту авторскую мысль, он должен владеть хорошим голосом, профессиональной подачей, умением правильно расставлять смысловые акценты, паузы, то есть владеть логикой речи. Он не должен привносить ничего от себя. Очень часто можно услышать аудиокниги, в которых исполнители, чтецы, начинают играть в театр. Особенно этим грешат театральные актеры, которые подрабатывают записью аудиокниг: они начинают разыгрывать спектакль, и это неправильно.

Я уже говорил, что для слушателя литература, так же как аудиоматериал, так же как радио или аудиокнига, – это вещи, которые будят фантазию. Если вы навязываете слушателю свое видение материала, свою трактовку, вы не даете его фантазии развиться и откликнуться на материал. Поэтому хороший чтец доносит авторскую мысль до слушателя, не искажая ее и не привнося ничего своего.
Игорь Гмыза читает книгу Алексея Калугина «Резервация»
Как у вас получается так долго читать, чтобы голос не уставал?
— Во-первых, я придерживаюсь режима гидратации: перед записью выпиваю не меньше полулитра чистой воды, для того чтобы слизистая и связки были увлажнены и пребывали в пластичном состоянии. И то же самое в процессе записи: я выпиваю приблизительно около литра воды. Это на одну сессию, на час готового материала, который может длиться полтора, два часа – в зависимости от сложности текста, с которым приходится работать.

Во-вторых, имеет большое значение речевая техника, то, что касается дыхания, использования резонаторов и так далее. Если вы разговариваете на связках, без опоры, не используя дыхание, вы очень быстро устанете, будет тяжело говорить. Если ваша техника правильная, то вы можете разговаривать достаточно долго и при этом не уставать. Хотя голос все равно так или иначе устает, и я замечаю, что у меня голос к концу сессии записи звучит уже немножко не так, как звучал в начале.

Иногда приходится откладывать исправление ошибок – которые, естественно, случаются – на второй день, потому что тембр, который звучит в начале книги, не соответствует тому тембру, которым я сейчас пытаюсь исправить ошибку в этом месте. Мой тембр сейчас чуть-чуть выше, чем тембр в начале. Хотя это все один день, и я не прерывался на кофе, еду и так далее. Но связки утомляются, и меняется тембральная окраска. Иногда бывает сложно попасть точно в свой тембр, и приходится это дело как-то перекладывать. Еще раз скажу, это грамотная техника и соблюдение режима водного баланса – для того, чтобы связки хорошо себя чувствовали.
Что для вас самое сложное в озвучке книг?
— Для меня, наверное, самое сложное – это когда в книге встречается то, что у меня в голове ни с чем не ассоциируется. Я терпеть не могу иностранные имена и фамилии, особенно в некоторых книгах такой раздел, как благодарности. Особенно в западных книгах: там на полстраницы дальше благодарности Джону Смиту, Мери Поппинс и так далее – за то, что люди приняли какое-то участие в создании этой книги, как-то автор хочет их поблагодарить.

Поскольку эти фамилии не Иванов, Петров, Сидоров и у меня в голове они ни с чем не ассоциируются, всегда приходится очень сильно напрягаться и быть очень внимательным, чтобы не допустить ошибок в таких фамилиях.

Также возникает некоторое напряжение, когда встречаю иностранные слова, написанные на иностранном языке. Длинные немецкие слова вводят меня в ступор: я не владею немецким языком, поэтому не могу с ходу произнести так, как это нужно. Плюс там звуки имеют собственное написание, и надо знать, как это произносить, а это всегда сложно. Существуют программы-транскрипторы, которые помогают хотя бы по-русски это произнести и не ударить в грязь лицом.

Еще у меня вызывают сложности названия на латыни. Как-то я записывал объемную книгу по микробиологии – там названия бактерий, микроорганизмов и прочие научные термины, которые в голове обычного человека, не знакомого с этой терминологией, ни с чем не связаны, не ассоциируются. Не сразу понял, что там написано, поэтому вынужден был останавливаться, заглядывать в словарь, в интернет, узнавать, как это произносится. Иногда приходится советоваться с продюсером, с редактором – напишите, как это правильно произнести, русскими буквами: не всякую информацию можно найти в интернете.

Я сейчас не вспомню, в какой книге была какая-то физическая формула, на которую есть огромное количество ссылок в интернете, но как произносится эта формула словами, не написано нигде. И я очень долго мучился, не мог записать эту формулу, потому что автор написал ее в книге. Да, глазами ее можно прочесть, но как произнести, непонятно. Такие вещи, безусловно, затрудняют работу над книгой, но, с другой стороны, развивают наш интеллект, знания об окружающем мире.
Любимые озвученные вами книги?
Игорь Гмыза ведет тренинг для молодых дикторов национальной телекомпании «Осетия – Ирыстон»
— Не совру, если скажу, что книги – они как дети, поэтому не могу сказать, что вот эту я люблю больше, а эту совсем не люблю и записываю безо всякого удовольствия. Конечно, книги разные: какие-то пишутся легче, какие-то тяжелее. Но так или иначе, я, во-первых, не жалею ни об одной записанной мною книге. Во-вторых, они все приносят пользу и мне, и другим людям: вдруг в какой-то момент в голове всплывают фрагменты записанной книги, и я могу блеснуть эрудицией, сказать человеку какую-нибудь цитату или мысль, почерпнутую в этой книге. Поэтому книги, записанные мной, я люблю все.

Конечно, на особом положении стоит первая записанная книга: начало – оно всегда памятно, но не более того.
Ваши любимые чтецы аудиокниг?
— Я нечасто слушаю аудиокниги, как это ни парадоксально. Считаю, что книга должна будоражить фантазию, и поэтому, если я не выступаю в качестве человека, записывающего книгу, а читаю ее просто для своего удовольствия, хочу этот путь пройти сам. Потому я предпочитаю читать книгу глазами.

Вторая причина, по которой я не слушаю чужие книги: я не хочу спорить, вступать в противоречия с чтецом – у каждого свой подход, взгляд и ошибки тоже свои. А поскольку я довольно продолжительный отрезок времени еще и преподавал студентам, то, к сожалению или к счастью, это замечание ошибок, неточностей меня все время отвлекает. Я говорю: вот зачем он здесь сделал ударение, оно здесь совершенно не на месте, оно здесь неправильное. Тут я не согласен с трактовкой информации. Это мне мешает воспринимать литературный материал. Поэтому аудиокниги практически не слушаю.
Что посоветуете начинающим чтецам и тем, кто хочет записывать аудиокниги?
Если вы хотите сделать это своей профессией, то вам необходимо определиться, готовы ли вы, насколько вы готовы этим заниматься. Возьмите какую-нибудь книгу, запритесь в платяной шкаф и в течение часа читайте эту книгу вслух, останавливаясь и переговаривая предложения каждый раз, когда ошибетесь. Если через час вы выкатитесь из душного платяного шкафа с ощущением, что вам это очень нравится, тогда приступайте к следующему шагу.

Но я думаю, что многие после этого скажут: «Нет, этот хлеб не для меня». Это действительно довольно тяжелая работа: чтобы создать готовый час аудиокниги, приходится потратить от шести до восьми часов времени. Это реальная работа – сюда входит и запись самой книги. И вы можете писать этот час полтора часа, если текст легкий и вы сегодня в хорошем состоянии, и два с половиной часа, если текст сложный или вы сегодня себя не очень хорошо чувствуете, а работать все равно нужно, потому что есть сроки сдачи проекта и вы не можете их сорвать.

Я не очень люблю срывать сроки, поэтому всегда стараюсь заканчивать работу вовремя. Сюда же входит, отслушивание полностью этой записи, пусть даже на ускоренной перемотке, что называется, с повышенной скоростью, но это прослушивание, исправление ошибок, это монтаж, сведение, обработка и так далее. И получается, что вы тратите до восьми-девяти часов работы в студии для того, чтобы сделать один час книги. Если вы готовы на это идти, то дальше вам следует, во-первых, начать со своего речевого аппарата: приводить его в рабочее профессиональное состояние, заниматься артикуляционной гимнастикой, заниматься постановкой голоса, дыханием, резонаторами, чтобы работать профессионально.

Нужно заниматься логикой речи, чтобы правильно расставлять акценты, логические ударения, доносить авторскую мысль до слушателей неискаженной.

Если есть проблемы с орфоэпией: говор или ваша речь не соответствует литературным нормам, – это тоже нужно исправлять и приводить речь к литературным нормам. Без этого ваши книги не будут звучать профессионально.

Ну и, конечно, много сил и средств придется потратить на то, чтобы создать правильную акустическую среду для работы. Иногда видишь в рекламных объявлениях некоторых студий: «Мы вам предоставим звук, соответствующий стандартам». Слушаешь образцы записей чтецов, выложенные на этом сайте, и слышишь эхо комнаты, лай собак, который раздается на улице на словах чтеца, или слышишь, как работает шумодав – знаете, как насос, качающий жидкость, то открываясь, то закрываясь, и так далее. Поэтому создание грамотной акустической атмосферы, обстановки в месте записи книги – это много времени от вас потребует, выдумки и находчивости.

Вот только при соблюдении этих условий вы сможете добиться профессионального качества. Но если вы хотите записывать книги для родных и друзей, можете над всем этим не запариваться.
А если хотите выходить на рынок с продукцией, то вы должны понимать, что, хотя он и активно сейчас развивается, все равно на нем выживут только профессионалы, которые способны давать качественный продукт в любых условиях.
Форма заказа

Нажимая на кнопку, вы даете согласие на обработку персональных данных и соглашаетесь c политикой конфиденциальности.
Подпишитесь на рассылку

Нажимая на кнопку, вы даете согласие на обработку персональных
данных и соглашаетесь c политикой конфиденциальности.