интервью

Озвучка аудиокниг: интервью с режиссером — Дмитрий Креминский

Дмитрий Креминский — режиссировал аудиокниги с участием Валентина Гафта, Константина Хабенского, Армена Джигарханяна, Александра Филиппенко.
Дмитрий Креминский
— Вы помните свою первую аудиокнигу – как все начиналось?
— Я работал радиоведущим на музыкальной радиостанции в общей сложности 22 года. И один из звукорежиссеров предложил записать аудиокнигу. Термин «аудиокнига» еще не был в ходу, еще никто не понимал, что это такое, но уже существовала компания «Библиофоника» — одна из первых, кто выпускал аудиокниги, еще на компакт-дисках. И этот звукорежиссер уговаривал меня, был настойчив, в конце концов, я говорю: «Ну хорошо, давай попробуем».

Мы пришли к нему на съемную квартиру: в одной комнате стояла обработка до потолка — преампы, усилители, толстые провода тянулись из этой комнаты в прихожую. Во второй комнате он спал, она была жилая. В прихожую он поставил стойку с микрофоном, несколько защитных экранов, отключил холодильник, поставил стол и стул. В таких условиях за несколько смен я начитал свою первую аудиокнигу — «Жизнь Цезаря».

Через несколько дней он мне позвонил и сказал, что надо приехать сделать правки, а правки касались ударений в слове «афиняне». Я этим делом не занимался, не обращал внимания на ударения, был совсем зеленый, неопытный. И всех этих афинян, македонян и прочих жителей прекрасной античности пришлось переписывать по всему проекту. Вот это была первая записанная аудиокнига.
Дмитрий Креминский озвучивает аудиокнигу Андрея Жвалевского и Евгении Пастернак «Минус один»
— Обязательно ли чтецу иметь актерское образование?
— Хорошо бы его иметь, объясню почему. Вся техническая составляющая: уметь говорить на опоре, не задумываться о том, как ты артикулируешь, что у тебя с дикцией, – это все ставится, и голос ставится на основах сцен речи в театральных институтах, на актерских факультетах. Это специальная огромная дисциплина, по ней сдают зачеты и экзамены.

Голос ставится, потому что основная задача этой дисциплины — чтобы тебя было слышно из любого места сцены. Когда выходишь на театральную площадку, мизансцены могут быть самые разнообразные, даже рискованные. Вполне возможно, что половину роли ты произносишь спиной к публике. Для этого учишься управлять голосом. А все это составляет основу озвучки аудиокниг – как управлять голосом. Можно же говорить задушевным, низким, теплым голосом, а можно – крикливым. Основам этого дела учат на актерских факультетах.
— Какие главные ошибки вы слышите у современных чтецов?
Единицей речи является абзац, и нельзя ставить точки, иначе все останавливается
— Самая главная ошибка — неумение вести перспективу. Законы речи подчиняются тем же законам, что и законы создания музыки, мелодии.

Можете ли вы представить себе мелодию, где каждые четыре такта заканчиваются тоникой. Возьмите, к примеру, Моцарта – «Symphony No.40 In G Minor». Мелодия не остановилась, она едет дальше, всегда интонационная запятая стоит. Представьте, как выглядит аудиокнига, если идти такой метафорой, так сравнивая речь и музыку: у современных чтецов аудиокниг всегда интонационная точка.

Именно этим я занимаюсь на своих онлайн-курсах: учу перспективе, учу не ставить интонационные точки внутри абзаца. Речь не является предложением. Так исторически сложилось: графически мы видим предложение, короткое или длинное, и стоит интонационный знак – точка. Когда неопытный чтец садится к микрофону, он эти точки и озвучивает.

Помню одну известную актрису, профессиональную, возрастную, мастера дубляжа: через один фильм включаете – и в конце на титрах услышите ее имя. Когда мы первый раз с ней встретились в студии для озвучки аудиокниги – я был режиссером, а она была актрисой, которая решила попробовать себя в аудиочтении, — для нее это стало переворотом в сознании, когда я сказал: «Вы ставите точки над каждым предложением». А она: подождите, здесь же написаны точки.

Так вот, единицей речи является абзац, и нельзя ставить точки, иначе все останавливается. Это главная ошибка.

И вторая ошибка – неумение пользоваться паузами. Паузы, как сказал Станиславский, не дырки, а умножение действия. Как правило, берется некая манера – более или менее подвижная, или задушевная, или темпераментная – и подается материал. Художественная литература, фикшн, нон-фикшн читаются в единственной найденной манере.

Я подхожу к озвучке аудиокниг совершенно с другой стороны: текст не является основой для анализа, я анализирую то, что вызвало этот текст к жизни. Надо проанализировать сначала замысел автора, почему он выбрал именно эти слова, почему расставил в этом порядке, почему он именно так выражает свои мысли, мысли своих персонажей и так далее. Вот такие главные ошибки я бы назвал в озвучке аудиокниг.
Дмитрий Креминский озвучивает повесть Сергея Довлатова «Иная жизнь»
— С чего новичку начать свой путь в озвучке книг?
— Если вы пускаетесь в какое-то новое предприятие, конечно же, нужно ознакомиться с опытом предшественников.

Можете ли вы представить себе художника, который не изучает манеру письма Пикассо, Дали, Рубенса и других. Нужно начинать с этюдов, обязательно надо нарисовать тот самый пресловутый горшок, набить руку. Уметь пользоваться светотенью и прочими начальными элементами.

Музыкант, естественно, без изучения опыта предшественников никуда не двинется. Культура – это эхо. Во многом новички начинают с нуля, думая, что они послушали одну, другую книгу в профессиональном исполнении и решили: «У меня вроде неплохой тембр, дикция нормальная, значит, могу озвучивать аудиокниги».

Но можете себе представить человека, который пришел в театр посмотрел спектакль, ему понравилась работа профессионального артиста, и он сказал себе: «Вон у Хабенского получается, чем я хуже, пойду-ка и я». Вы можете себе представить, что получится из этой затеи? Поэтому в первую очередь нужно учить матчасть.
— Как придумывать голоса персонажам аудиокниги, особенно если у автора нет характеристик?
— Их не надо придумывать, потому что для исполнителя важен замысел автора. Мы должны понять, почему автор мог это написать. Именно это нас так возбуждает – эмоциональный импульс. То, что мы видим глазами, эти черные значочки, буковки, каким-то волшебным непостижимым образом они проникают в наше сознание. Иногда сложно объяснить, почему этот автор нам нравится, а этот – нет.
запись аудиокниг
Дмитрий Креминский и Валентин Гафт на записи аудиокниги «Отель „У Погибшего Альпиниста"» братьев Стругацких, на Радио Культура
К примеру, когда так сложилось в русской культуре, что поклонники Достоевского недолюбливают Льва Толстого? С чем это связано? Это вопрос для литературоведов. Я, кстати, тоже отношусь к тем, кому ближе Фёдор Михайлович, чем Лев Николаевич, не умаляю значение последнего, это что-то личное.

У автора не может не быть характеристик. Даже у Хемингуэя, который известен тем, что все уводил в подтекст. Или реплики чеховских персонажей: люди говорят о погоде, о еде, а в это время рушатся их судьбы. Очень важен подтекст, и нужно его вскрыть, нужно вскрыть тему произведения, понять, почему автор не мог не написать это, что происходило в те времена, когда он жил, пишется ведь для современников. Автор пишет картину нравов, и, как правило, отклонение от нормы – нарушение каких-то нравов. Вспомните любые классические произведения, ту же «Бесприданницу»: смерть молодой девушки, но людям свойственно жить, а не умирать в раннем возрасте.

Поэтому надо становиться самому себе внутренним режиссером, анализировать материал, который вы берете в работу, и вычитывать эти характеристики.

Вот пример начала «Мастера и Маргариты». Посмотрите, как два алгоритма разведены без особого объяснения психологических типов. У Берлиоза низкий голос, он человек взрослый, рассудительный, менторского резонерского тона. А Иванушка – очень порывистый молодой человек, поэт, который хочет доказать, что это так, а это так. Один поэт, другой – критик, понятно, что мы их разводим, когда начинаем озвучку аудиокниги. И видите, как удобно «прыгать» из одного в другого. Разводим по контрастным алгоритмам диалог, и тогда удобно вплести появление Воланда, который достаточно вальяжный, ироничный. Посмотрите, какие три совершенно разных алгоритма! Так мы без особого анализа и придумывания проникли в то, что задумал автор.
Дмитрий Креминский и Валентин Гафт во время записи повести Дины Рубиной «Двойная фамилия»
— За какое время можно стать профессионалом в озвучке аудиокниг?
— Это очень индивидуально. Нет двух одинаковых людей, как нет и двух одинаковых голосов. Все зависит от способностей, желания, ежедневной работы. Вы можете себе представить певца, который ежедневно не распевается? Живописца, который не рисует этюды, ежедневно не набивает руку? Балетного танцовщика, который не стоит у станка ежедневно. И только наш брат театральный артист, выходя из стен театрального училища, получает диплом – все, он мастер, и всякий тренинг забрасывается. Считается, что роли – совершенствование в мастерстве. Нет, нужен ежедневный упорный труд.

Знание технической стороны дела: упражнения по сценречи, дыханию – управление диафрагмой, управление темпераментом; ежедневные начитки, эскизы, этюды.
— Сейчас много непрофессиональных чтецов на рынке, как вы думаете, со временем будет ли падать качество озвучки аудиокниг и требования слушателей к уровню чтеца?
— Мне сложно понять эту тенденцию: еще 10 лет назад ничего подобного не предполагалось – что такое количество непрофессиональных людей, людей без диплома об актерском образовании, выйдет на этот рынок.

Но вкусы у публики невзыскательные. На этот счет у меня есть любимая цитата Фёдора Михайловича Достоевского: «В публике нашей есть инстинкт, как во всякой толпе, но нет образованности». Мало образованности, к сожалению, и в чтецах, и в публике.

Повышать уровень и подтягивать до этого уровня своих слушателей – вот задача. И если эта задача будет выполняться, если каждый человек у микрофона осознает эту ответственность, невзирая на то, какой материал берет он в работу, может быть, даже низкопробный. Но обязательным условием профессионала является то, что он не дает повода себя упрекнуть в том, что ему не нравится материал. Если это совершенно невозможно, то и не надо браться, а если ты взялся, то должно быть слышно, что ты увлечен этим материалом, что он тебе безумно нравится. Я хочу увлечь публику замыслом этого автора. Для меня как для профессионала не составляет большой сложности грамотно, профессионально имитировать неподдельный интерес и увлеченность этим материалом, какого бы уровня он ни был.
Дмитрий Креминский и Михаил Шац во время аудиоспектакля по Андрея Усачева «Малуся и Рогопед»
— Ваша самая сложная и интересная аудиокнига и почему?
— Самой сложной книгой – но не по исполнению, а по поиску способа изложения материала – был один роман. Я обычно трачу минут 15 на оценку качества материала, который я получаю для работы, смотрю несколько страниц из начала, несколько из середины и несколько в конце, чтобы понять стилистику, понять способ изложения, а значит, найти максимально органичную манеру изложения материала. Здесь я просидел полчаса-час и никак не мог понять, что происходит. Это была художественная литература, фикшн, даже какие-то премии получила. Я никак не мог понять: в конце каждого предложения стоял глагол, как у немцев. Герой туда-то пошёл, героиня в окошко сказала. Глагол в конце каждого предложения! Было невозможно как-то оборганичить данную манеру. Я прочитал с десяток страниц, вдруг понял в чем там дело: этот роман был написан ритмизированной прозой. Огромный роман часов на 6–7 на выходе. Он был написан именно в такой манере. Это был дикий труд. Вот это был самый сложный опыт, потому что я не мог найти эту манеру. Конечно, скрепя сердце я это сделал. И автору это понравилось, он хотел, чтобы я и второй роман прочитал, но я от такой чести отказался.

Самая интересная книга – история рыжего кота Боба. Кстати, несколько дней назад он умер, я увидел новости и сразу вспомнил те приятные пяти- или шестилетней давности ощущения. Во-первых, от самой истории: английский юноша-маргинал, уличный музыкант, наркоман, которому судьба послала друга в виде рыжего кота. Юноша дал ему кличку Боб, и жизнь его после встречи с котом наладилась. Два тома этой истории меня потрясли. И перевод блистательный, было удобно читать. Я практически не ошибался, речь лилась, как парное молоко, очень интересный был материал.
Дмитрий Креминский озвучивает аудиокнигу: Фредерик Бегбедер «Любовь живет три года»
— Какие навыки и умения важны в озвучке книг?
— Прежде чем озвучивать аудиокнигу, её необходимо проанализировать. Начитка аудиокниг подчиняется законам театрального моноспектакля: у нас есть исполнитель, нет музыки, костюмов, декораций шумов, мимики, пластики, у нас есть только голос, интонация.

Есть публика, с которой мы общаемся: театр – это общение, взаимосвязь приспособлений. Стало быть, нельзя выйти на театральную сцену, не проанализировав материал и не подготовившись. Нужно проанализировать материал, вскрыть тему. Определить жанр: комедия, драма, трагедия или комбинация. В соответствии с этим выбирать актерские, исполнительские, выразительные средства: теплым ли голосом мы озвучиваем этого персонажа, какое отношение автора к происходящему, каким способом я стараюсь достучаться до интеллекта слушателей, почему я апеллирую к интеллекту, к совести, к чувству справедливости и так далее. Это – первая стадия.

Сложно быть себе режиссером, совмещать две такие диаметрально разные профессии, но без этого будет самодеятельность. Как в школе говорили: «Читай с выражением!» – меня это с детства бесило. С выражением чего? Любой материал – это выражение отношения. Вспомните себя в кафе с друзьями – из чего складывается ваше общение? Вы пересказываете друг другу историю: в интернете ли вычитанную, с соседями ли произошедшую, с вами ли произошедшую. Вы рассказываете историю на определенную тему, с определенным отношением, хотите насмешить или, наоборот, чтобы они задумались. В ответ вы слышите тоже определенным образом изложенные истории, с определенным отношением, с определенной подачей, с определенной апелляцией к чему-то. Такие навыки и умения важны, и их надо отрабатывать.
— Ваши любимые чтецы аудиокниг?
— Мне сложно ответить на этот вопрос, потому что я, как исполнитель, неважный слушатель. Не припомню, чтобы я какую-то аудиокнигу дослушал до конца. Я, как режиссер радиоспектаклей, больше люблю слушать именно радиоспектакли старых советской и зарубежной школ. На BBC есть круглосуточный канал, я как-то послушал огромный цикл спектаклей о Шерлоке Холмсе Конан Дойла – блистательно сделанные работы.

Могу отметить людей, с которыми мне было приятно, интересно работать над озвучкой аудиокниг. Володя Левашов, Леша Багдасаров, Юля Яблонская, Ваня Литвинов, Константин Хабенский, Ефим Шифрин. Не так давно с Фёдором Добронравовым познакомились, проработали с ним материал, и все получилось.
Большое спасибо за внимание и терпение.
Искренне ваш, Дмитрий Креминский.
Форма заказа

Нажимая на кнопку, вы даете согласие на обработку персональных данных и соглашаетесь c политикой конфиденциальности.
Подпишитесь на рассылку

Нажимая на кнопку, вы даете согласие на обработку персональных
данных и соглашаетесь c политикой конфиденциальности.